Archive for Июль 7, 2010

День 25

Июль 7, 2010

Архив — щелкните на заглавие, чтобы увидеть всю статью

11:20 вечера. Сначала немного о вчерашнем дне. Сейчас оглядываясь на борьбу с болью в колене видно, что с каждым днем мне становилось только хуже. Первый круг утром 24 дня я прошел за 19 минут, хотя даже в саме худшие дни я его делал минут за 15. Несколько раз мне приходилось останавливаться, поскольку правое колено просто не давало мне двигаться… Когда в районе 3 часов дня я решил принять обезбаливающее, чтоб хоть как-то продолжить шагать, то на следующем круге замечательно стрельнуло болью с другой стороны колена. Весь мокрый я еле добрался до вагончика. Это был мой последний 33 круг за 24 день. В этот день еще была температура воздуха под 40 градусов с жуткой влажностью. Скорее всего от жары меня еще несколько раз вырвало. В общем — весь букет! Позже в вагончик зашел Рупантар с Бипином и мы пришли к заключению, что мне надо сделать перерыв. Пока не наметится прогресс с коленом. За 25 день у меня 0 кругов. Сегодня Рупантар возил иеня еще к одному хиропракту на процедуры — стало немного легче. Но ходить на своих все равно пока не могу… А завтра он договорился о приеме у спортивного физиотерапевта, которая лечила все эти годы Шупрабу. Надеюсь, она немного прояснит, в чем причина. На 25 день также и Ашприханала не бало на трассе. У него обезвоживание и еще воспалился ноготь… В больнице ему влили 2л физраствора внутривенно — он вернулся другим человеком! Так что у нас не комната, а прямо лазарет :) Голья говорит, что без нас на трассе другая энергия, они считают нас…

Улыбка сделает все остальное

Июль 7, 2010

Архив — щелкните на заглавие, чтобы увидеть всю статью

Выпуск блога Утпала от 24.06.2010 Когда сегодня утром я пожал руку Рэю, сразу стало ясно, что эта рука принадлежит крупному парню, который занят тяжелым физическим трудом. Его рука была размером с две моих. Рэй — водитель одного из грузовиков, которые вывозят остатки земли и мусора с соседней спортивной площадки. Утром ворота на площадку были еще закрыты, и Рэй решил пройтись вокруг, посмотреть, вдруг кто-то уже работает в такую рань. Когда он увидел доску с такими ошеломляющими результатами забега 3100, он снял свою каску и, похоже, у него отвисла челюсть. «Нифигасе! Это и правда что-то», — сказал он. «И они собираются быть здесь все лето? Ух ты! Да я б тоже лучше побегал, чем ходить на работу!» Сразу за углом, там, где баскетбольные площадки, находится медицинский центр Ли-Энн. Ее рабочий день начинается почти в то же время, что и забег на трассе, поэтому она следит за ним уже несколько лет. Она поражается, что бегуны начинают бежать, когда она выходит на работу, и потом продолжают бежать весь день. Даже когда она ложится спать, они все еще продолжают бежать. Ли-Энн очень хорошо знает Шупрабу — она видела ее каждый день в течение 13 лет, и теперь немного расстроена, что Шупраба не бежит в этом году. Муж Ли-Энн постоянно твердит ей, чтобы она тоже вышла на улицу и пробежалась. Я ж посоветовал ответить мужу, что пусть сначала он выйдет пробежится, а потом уже они будут бегать вместе. Стутишила как-то спросили, надоедает ли бегунам шум на улице и движение машин. И сегодня он отвечает, что после 2-х дней бегуны…